Bookvoed.ruНаш партнёр
Доставка книг по всей Европе

Яна Вагнер: Роман перевели на двенадцать языков и сняли по нему сериал «Эпидемия»

Яна Вагнер: Роман перевели на двенадцать языков и сняли по нему сериал «Эпидемия» Известная московская писательница Яна Вагнер неделю назад стала очередным гостем международного медиа клуба «Импрессум». В Таллинн из-за объявленного карантина она приехать не смогла, поэтому встреча проходила в режиме онлайн. Дебютный роман-антиутопия Вагнер «Вонгозеро» десять лет назад принес ей известность, став номинантом нескольких престижных литературных премий. Он повествует о молодой семье, застигнутой врасплох эпидемией страшного вируса, вызвавшего настоящую социальную катастрофу. Единственный шанс спастить - убежать подальше от людей, его переносчиков. И герои отправляются в глухую карельскую тайгу, на Вонгозеро. Снятый по роману Яны Вагнер художественный сериал «Эпидемия», показанный сначала на российской онлайн-платформе Premier, а потом на канале ТВ-3, оказался необычайно созвучен событиям настоящего времени - пандемии коронавируса, распространившейся по всему миру, тем не менее, предсказательницей Яна Вагнер себя не считает - сюжет возник почти случайно. - Я люблю истории о конце света, и мы с мужем, посмотрев однажды какой-то фильм, стали обсуждать: а если бы у нас случилась вспышка какого-нибудь неизвестного вируса, куда бы мы поехали? И поняли, что мы поехали бы в Карелию, потому что это абсолютно пустое место, там проще всего спрятаться. Ну и дальше я села и написала короткий текст и выложила его в «Живом журнале» в интернете. Это была, как выяснилось потом, первая глава «Вонгозера». Нет смысла писать то, что уже было написано до тебя Родившаяся в Москве, Яна Вагнер никогда не мечтала стать писательницей, и в жизни у нее была совершенно другая карьера. Окончив Российский государственный гуманитарный университет, она работала переводчицей, а потом более 10 лет занималась транспортной логистикой. Писать начала 10 лет назад. На сегодняшний день Яна Вагнер - автор трех романов и нескольких рассказов. - Писать я начала поздно, в 37 лет. Моя дебютная книжка, написанная случайно, изменила мою жизнь радикально, и я очень счастлива, несмотря на то, что работа писателя сама по себе тяжелая, наполненная страданием и неуверенностью. Но когда выяснилось, что мне не нужно жить в городе, ходить каждый день на работу и разговаривать по телефону с огромным количеством людей, что я могу работать в своем собственном комфортом режиме, оказалось, что это и есть то, что делает меня счастливой, и другого себе я ничего придумывать бы не стала. Мама Яны Вагнер - чешка, в Чехии живут ее бабушка и дедушка, все свои каникулы она проводила тоже там, поэтому чешский язык Яна выучила. Зато ее прадед со стороны отца - литовец (он умер еще до ее рождения), у которого было три дочери, и одна из них - другая бабушка Яны. Есть в роду писательницы и латышские корни, но ни латышского, ни литовского она не знает, о чем сожалеет, но очень дорожит тем, что все три ее романа переведены и изданы на этих языках. - Очень трудно писать на русском после того, что было написано в 19 - начале 20 века, когда за твоей спиной стоят такие гиганты. Это огромный вызов и повод для неуверенности. Но это не значит, что писать не нужно. Сегодняшний контекст отличается от того, что было в 19 веке, поэтому литература, описывающая современность, необходима каждой культуре и уж тем более нашей. У нас же очень литературо-центричная культура. Так что ничего не поделаешь, приходится все время помнить о Льве Николаевиче, Федоре Михайловиче, Антоне Павловиче и, смиренно склонив голову, писать. Отвечая на вопрос, что из написанного в последнее время на русском языке произвело на нее наибольшее впечатление, Вагнер назвала роман «Все, способные дышать дыхание» Линор Горалик, российской писательницы, живущей в Израиле. Очень яркая и одновременно тяжелая книга, призванная воспитать в человеке эмпатию. Могучий текст, читая который человек выдерживает сильнейшую атаку на свои чувства. Отметила собеседница также Марину Степнову, автора романа «Женщины Лазаря», у которой недавно вышла новая книга «Сад». Одной из самых значимых современных русских писательниц Вагнер считает Татьяну Толстую и рекомендует всем ее четыре сборника короткой прозы, увидевшие свет в последние годы. В ряду любимых авторов и Людмила Петрушевская. Прекрасно пишет Дмитрий Быков, замечательный писатель Дмитрий Терехов. Словом, современная русская литература очень разнообразна. - Кому интересно узнать, что пишут сегодня на русском, советую ознакомиться с шорт-листами крупных литературных премий, таких как «Большая книга», «Ясная поляна», «Нос». Как правило, в них всегда попадают 5-10 наиболее значимых романов, написанных в текущем году. Познакомившись с ними, вы получите представление о том, кто из писателей вам ближе, и сможете дальше продолжить знакомство. Порою даже небо плачет, чтоб после солнце нам дарить Отвечая на вопрос, не грозит ли миру, снова разделенному границами, погружение в средневековье с его суевериями, Яна Вагнер заметила, что наступило время, когда всем нужно быть осторожными. Для нее вирусная угроза отнюдь не выдуманная, и она относится к ней всерьез. Правда, на личную жизнь писательницы эта угроза почти никак не повлияла, так как живя далеко от Москвы, Яна Вагнер уже давно находится в изоляции. Но многие ее друзья переживают все это гораздо тяжелее: есть профессии, в которых из-за постоянного карантина невозможно себя реализовать. А для кого-то нынешнее положение невыносимо просто из-за невозможности находиться на улице, общаться и прочее. - Очень тяжело переживала коронавирус моя мама. Живя в Москве, ей нельзя было в течение нескольких месяцев выходить из дома и мой сын возил ей продукты. Хорошо еще, что пандемия случилась тогда, когда люди имеют интернет. Благодаря ему сохраняется возможность разговаривать друг с другом, видеть при этом лица, даже если все находятся в разных странах. Родная сестра мамы живет в Чехии, они не виделись уже полтора года, и если бы при этом они не могли ежедневно по часу болтать в мессенджере, показывая, как, скажем, цветут цветы на окне, то думаю, что все было бы гораздо тяжелее. Гостья клуба «Импрессум» согласилась, что приходится здорово менять свою жизнь: все эти маски, наличие социальной дистанции, невозможность без опасения сидеть в театре или ресторане. С этим необходимо жить. Но писательница очень рассчитывает на вакцинацию, на то, что она поможет, и все всё-таки смогут вернуть себе привычную радость встреч с друзьями, радость профессиональных встреч. Правда, подобное произойдет нескоро, поэтому надо запастись терпением. - Я не верю, что в это непростое время мы стали эгоистичнее. Человек вообще никогда не мог быть однозначно хорош или плох. На протяжении всей своей жизни он способен совершать как благородные поступки, так и недостойные, и вот эта его способность постоянно колебаться между добром и злом больше всего меня и завораживает в человеческой природе. По словам писательницы, за время пандемии, особенно в первые месяцы, происходило много позитивного. Пенсионерам, которым нельзя было выходить из дома, их соседи по лестничной площадке или подъезду носили еду и гуляли с их собаками. В соцсетях собирали деньги на продукты для врачей, которые не могли покидать пределы Коммунарки. Человечество в стрессовых ситуациях может демонстрировать как склонность к панике и агрессии, так и удивительную способность консолидироваться и делать что-то хорошее для абсолютно незнакомых людей. - Я «благодарна» пандемии за то, что та показала, что безвыходных положений не бывает. Человечество сохраняет присутствие духа и приспосабливается в любой трудной ситуации. При этом не теряет и чувства юмора. За последнее время появилось невероятное количество самых разных анекдотов, каких-то смешных роликов в интернете, которыми все бросились обмениваться, как только их заперли дома. Все это внушает оптимизм. Русская литература по-прежнему осмысливает 20 век, и это, как считает писательница Яна Вагнер, правильно, потому что век по большому счету еще не закончился, он еще не отрефлексирован. Ей же для того, чтобы писать о нем, не хватает жизненного опыта, она появилась на свет только в его конце и многое знает только по рассказам родителей и знакомых, а также по книгам и фильмам. - Я не свидетель и не фантаст и не хочу выбирать между прошлым и будущим. Прошлое меня завораживает, будущее вызывает любопытство, но живу я в настоящем. Для меня это самое важное и интересное, и в этом я, хочется думать, лучше ориентируюсь. Поэтому моя новая книга будет о настоящем. Александр АЙСБЕРГ